Подпольные клубы и маски до глаз: как соблюдают ограничения в Питере и чем они отличаются от калининградских

На прошлой неделе в регионе ужесточили ограничения из-за пандемии коронавируса. Новые меры испугали не всех — многие продолжают путешествовать по России и летать в командировки. Корреспонденты «Клопс» посмотрели, как живёт Санкт-Петербург — столица Северо-Западного федерального округа.  

Безопасность в транспорте

По числу заболевших Питер сегодня побил очередной антирекорд — две тысячи человек за сутки, в Калининградской 15 ноября области также

Есть и другие способы передвижения по городу: электросамокаты и велосипеды
Фото: Михаил Баранов

Легендарные дистанции

Пока одни калининградцы стараются гулять подальше от толп, другие не прочь потолкаться у той же «Европы», слушая хиты уличных певцов. А как в Питере с уличными тусовками?

В пятницу местные товарищи обнадёжили: на наш уикенд выпала приятная солнечная погода. Ожидалось, что хотя бы из-за этого гуляки выйдут на площади и набережные исторического центра, но нет. Там, где в разных частях Дворцовой традиционно играют музыканты, стоит только один гитарист. Публика слушает издалека, держась подальше друг от друга. 

Очередей перед Эрмитажем нет, излюбленная туристами стрелка Васильевского острова тоже почти пуста. У Казанского к нам пристают сразу несколько «Петров». Они предлагают сделать селфи, но маски не носят — не подходит к имиджу. К вечеру на городские проспекты выходит народ, самый бум мы застали на Невском: дорожный шум перебивает громкая музыка и парящий в воздухе гул разговоров. 

Постоять за едой

Заведений общепита в Петербурге много. Их работу, как и в Калининграде, власти вынужденно ограничили — часть столов помечены крестами и табличками вечной брони, официанты и кассиры работают больше на скорость, чем на качество обслуживания. Везде санитайзеры — иногда сотрудники заведений предлагают ещё раз протянуть ладони, чтобы уж наверняка убить всех микробов. 

С 9 по 29 ноября в Санкт-Петербурге приостановили деятельность фудкортов и фудплейсов. В живых остались только точки на вокзалах, в аэропорту и на автозаправках. Бары с ресторанами посетителей пока открыты, но с 23:00 до 6:00 развлекаться и есть жители должны дома: в Калининграде жёстче — с девяти вечера до шести утра.

Кафе и кофейни дружно соседствуют на самых оживлённых улицах города. Конкуренции не видно — почти везде залы забиты. 

В пятницу вечером нам чудом удалось забронировать столик одного из ресторанов на Малой Конюшенной. С дистанцией — беда. Гости заведения буквально дышат в спины соседей, на входе собралась человеческая пробка: кто-то готов ждать, пока не освободится хотя бы одно место. Персонал с трудом удерживает баланс между хорошим сервисом и полнейшим авралом. Петербурженка Дарья уверяет, что «это нам ещё повезло». 

Барная столица

Мы спросили местную молодёжь, где кипит ночная жизнь — в Калининграде сейчас её попросту нет. Большая часть петербургских тусовщиков отправила нас на главную улицу барного Питера — Рубинштейна. По легендам, в здешних заведениях разрешают оставаться «до победного», невзирая на строгие ограничения. 

Уточняем этот момент по телефону в нескольких барах. Собеседники уверенно отрицают, добавляя, что «пускают внутрь определённое количество людей на квадратный метр». Глупцов здесь нет — все подготовились.

На деле Рубинштейна — это противовес всему осторожному Питеру. На улице слышна громкая музыка, не вместившиеся в переполненные пабы люди устраивают гульбу на входе. В подворотнях курят и танцуют, на дороге рядом с дорогими машинами катаются упряжки белых коней. О масках здесь вспоминать не принято.

«Молодые люди, не скучайте, заходите в бар. Первый коктейль бесплатно, а ещё у нас выступает диджей…», — слышится возле каждого питейного заведения. Технология простая: на улицах стоят молодые парни, которые должны зазывать прохожих с мороза в тёплые помещения. Правда, иногда в поисках конечного пункта можно заблудиться. В Санкт-Петербурге есть заведения, путь в которые лежит только через легендарные парадные. 

Мы остановились на одном из антикафе, подняться в которое можно только из тёмного двора-колодца. Даже здесь полная посадка. Через час администраторы просят столики у окон погасить торшеры и яркие лампочки. «Чтобы не привлекать внимание», — с неохотой признаётся сотрудник Максим.

Это только кажется, что они обходят ограничения, — поясняет местная жительница Арина. — У нас много раз были истории, когда жильцы домов жаловались в полицию на нелегально работающие кальянные и антикафе в квартирах. Им эти толпы в подъездах и громкая музыка тоже не нравится».

Клубы под замком

Попасть на танцпол — задача ещё более трудная, чем найти стол во вполне себе послушном ресторане. Они либо закрыты, либо впускают только «знакомых от знакомых». Наши питерские компаньоны смогли договориться, мы решили сменить локацию.

С улицы виднеется глухая железная дверь, менеджер по телефону уверяет: «Вам сюда, позвоните один раз и подождите пару минут». Внутри царит веселье, клуб забит битком — находиться страшновато. На рассказ об отсутствии ночной жизни в Калининграде наша новая знакомая Арина горделиво заявляет: «А у нас на Хэллоуин такое творилось! У меня двое знакомых потом короной заразились». 

На часах 23:30. Сотрудники заведения начинают резко разгонять людей, пришедшие шепчутся, что «будет облава». Вещи выдают в суматохе: как в «Золушке», здесь легко потерять какую-то часть гардероба, но найти её уже не помогут. Спустя десять минут клуб пустует, за глухой дверью больше не услышать звуки знакомой попсы.

На этих выходных мы не встретили ни одного полицейского патруля. Приезжают уже по факту, говорит Арина, и сразу ОМОН. 

Культурные радости

Есть радость для тех, кто привык по ночам спать, а не искать приключений на то самое место. Музеи работают, арт-пространства и соборы — тоже. В Калининграде под новые ограничения попали только фудкорты, детские комнаты.

В Спас на Крови мы так и не попали — возле здания красовалась табличка, предупреждающая о ремонте, а с колоннады Исаакиевского туристы и вечером задорно махали руками. Свой выбор остановили на посещении Новой Голландии и порта Севкабель — культовых местах местных урбанистов.

Территория первого — рукотворный остров. Проект пользуется популярностью, это можно понять по количеству электронных самокатов, припаркованных небрежным рядком у главного моста на остров. Посетителям мерят температуру, напоминают о масках. По тропинкам медленно слоняются прохожие, поглядывающие на пустой каток. Мы поставили галочку: есть всё и для всех. Желающим перекусить — кафе и рестораны, гулякам без денег — бочки с огнём, у которых можно погреться. 

Севкабель оказался не таким большим, каким его описывали местные. Люди толпятся только у расписанных граффити вагончиков с кофе, дети облюбовали деревянную скульптуру перекошенной лодки. Элементов стрит-культуры здесь много — диковинные инсталляции, расписанные баллончиками стены, подобие лофта в техническом ангаре, — но нас зацепила акватория. Наверное, мы прошли всю «Ваську» только ради шикарного вида на уходящее в воду солнце.

Источник: https://klops.ru/articles/2020-11-16/223468-podpolnye-kluby-i-maski-do-glaz-kak-soblyudayut-ogranicheniya-v-pitere-i-chem-oni-otlichayutsya-ot-kaliningradskih

Читать так же:  В гибели женщины на пожаре виноват пьяный 27-летний житель Правдинска
Оцените статью
Новости Калининграда
Добавить комментарий